Погружение в Евангелие. День 15

У христиан есть замечательная традиция: брать на себя маленький «подвиг» на время поста. Например, перечитать Евангелие. Но перечитать мало, нужно его еще понять. Мы выбрали самое короткое – от Марка – и будем давать отрывок и толкование на него каждый день. Это чтение займет время дороги на работу, а если вы в эти дни остались дома на карантине — может стать полезным способом себя занять. Присоединяйтесь!

Четырнадцатая глава Евангелия от Марка. Из нее узнаем, зачем женщина вылила на голову Христа дорогое масло, как и где Спаситель установил Таинство Евхаристии и о чем просил Христос своего Небесного Отца.

Читать: Евангелие от Марка, глава 14, стихи 1-52

1 Через два дня надлежало быть празднику Пасхи и опресноков. И искали первосвященники и книжники, как бы взять Его хитростью и убить; 2 но говорили: только не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе. 3 И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, — пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову. 4 Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира? 5 Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее. 6 Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня. 7 Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете. 8 Она сделала, что могла: предварила помазать тело Мое к погребению. 9 Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала. 10 И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им. 11 Они же, услышав, обрадовались, и обещали дать ему сребреники. И он искал, как бы в удобное время предать Его. 12 В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим. 13 И посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в город; и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним 14 и куда он войдет, скажите хозяину дома того: Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? 15 И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам. 16 И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им; и приготовили пасху. 17 Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью. 18 И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня. 19 Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли? 20 Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо. 21 Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться. 22 И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое. 23 И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все. 24 И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая. 25 Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием. 26 И, воспев, пошли на гору Елеонскую. 27 И говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано:»поражу пастыря, и рассеются овцы». 28 По воскресении же Моем, Я предварю вас в Галилее. 29 Петр сказал Ему: если и все соблазнятся, но не я. 30 И говорит ему Иисус: истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня. 31 Но он еще с большим усилием говорил: хотя бы мне надлежало и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. То же и все говорили. 32 Пришли в селение, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь. 33 И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. 34 И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. 35 И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; 36 и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. 37 Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? 38 Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. 39 И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. 40 И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, чтó Ему отвечать. 41 И приходит в третий раз и говорит им: вы всё еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. 42 Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня. 43 И тотчас, как Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин. 44 Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно. 45 И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: Равви! Равви! и поцеловал Его. 46 А они возложили на Него руки свои и взяли Его. 47 Один же из стоявших тут извлек меч, ударил раба первосвященникова и отсек ему ухо. 48 Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. 49 Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания. 50 Тогда, оставив Его, все бежали. 51 Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. 52 Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.

Как еще назвать дни, предшествовавшие Распятию и Воскресению? Никакое иное определение не способно отобразить смысл этих событий, в которых величайший ужас соседствует с величайшей радостью.

Вот на трапезе в Вифании женщина, разбив сосуд, сам по себе чрезвычайно ценный, льет еще более драгоценное миро на голову Спасителя. Стоит вспомнить, что и среди даров, принесенных волхвами, была смирна как дар смертному (золото – как Царю, ладан – как Богу). Некоторые присутствовавшие при этом негодовали на столь бессмысленную трату (а можно было продать и нищим раздать). На что Иисус сказал: «Оставьте ее; что́ ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня. Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете. Она сделала, что́ могла: предварила помазать тело Мое к погребению. Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что́ она сделала».

Здесь, как и во многих других местах Евангелия, прежде всего бросается в глаза то, что Христос добр к женщинам, как-то особенно с ними мягок. Его речь начинается не с того, что вроде бы не очень хорошо то, что негодующие Им пренебрегают, а с того, что не нужно ставить в неловкое положение женщину. Не могу сказать, что за долгие десятилетия я часто встречала подобное отношение, хотя несколько раз было. Помню. Потому, наверное, и помню, что редкость. Кстати сказать, заканчивает Свои слова Спаситель уже прямой похвалой этой женщине, никак не апеллируя к тому, что она-де может загордиться и вообще хвалить нельзя, а женщин – тем более. По-моему, это хорошая тема для размышлений.

Но, пожалуй, гораздо важнее для нас то, что сказано о смысле этого действия. Умащение волос – знак внимания к участникам трапезы, но здесь это знак (как по количеству мира, так и по тому, что сосуд разбивается, следовательно, больше он использован не будет, поскольку выполнил свое предназначение) погребального умащения. Была ли женщина пророчицей? – об этом ничего не сказано, следовательно, и гадать не стоит. Может быть, именно потому у нее все было хорошо, и она хотела, как лучше – и сделала так, – что не слишком предавалась рефлексии, но была чиста душой, в которой главенствовала любовь, а не боязнь того, как она будет выглядеть и что о ней скажут?

А приходится наблюдать, как хорошие люди не только шагу не могут ступить без рефлексии, но и мысль подумать не могут без собственного придирчивого комментария: а это я искренне подумал? а когда я думаю, что я этого хочу, действительно ли именно я хочу именно этого? И как это ни странно, такому вот топтанию и задыханию (такое впечатление, как будто человек сам у себя на шее медленно затягивает удавку) очень способствует такое вот якобы христианское теоретизирование о падшести: падший мир, падший я, падшие люди вокруг, падшие мои мысли. короче, полный караул. А что Господь сказал: «Мужайтесь, Я победил мир» (Ин 16:33) – это Он кому сказал? А про соединение со Христом в таинстве Евхаристии – неужто не слышали? А к тому же еще кругом толпы доброжелателей, пристально следящих и анализирующих каждый шаг, каждый жест, каждое душевное движение, – и обладающих виртуозной способностью все истолковывать во зло? И в этом случае, как и во множестве других (и, наверное, во всех), выход указывают слова Спасителя: «Исследуйте Писания. ».

Читайте также:  С днем рождения станислава девушка

Наконец, обратим внимание на слова о нищих, которые всегда с нами и всегда им можно благотворить, между тем как земная жизнь Спасителя коротка, и следует использовать каждую ее минуту. Вот чего не нужно, так это немедленно выстраивать здесь иерархию ценностей. Напротив, можно вспомнить, что важнейшим в законе Христос назвал суд, милость и веру, и что здесь дело опять-таки не в последовательности, а в совокупности. Наконец, если попросту представить себе последователя Учителя из Назарета, который, однажды с Ним встретившись, на этом основании отныне отвергал бы все просьбы о милости? Представить легко – именно таким в притче о Страшном суде было сказано «подите прочь», потому что принимает Христа тот, кто принимает бедных. Вот опять-таки пример того, что излишняя рефлексия мешает жить не только в радости о Господе, но и в благочестии. Когда Христос говорит: «Сие надо делать, и того не оставлять» (Мф 23:23), он достаточно ясно дает понять, что в жизни человеческой к Нему приводят и молитва, и милостыня, и разумение – если во всем этом первенствует любовь.

. И вряд ли было случайным совпадением то, что именно после этих слов Христа Иуда отправился на переговоры о предательстве. Не вынес.

И вот наступают дни опресноков, пасха иудейская, и Христос распоряжается о праздничной трапезе следующим образом: «Пойдите в город; и встретится вам человек. несущий кувшин воды; последуйте за ним и куда он войдет, скажите хозяину дома того: Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам». Правда, напоминает эпизод перед входом в Иерусалим, когда Он послал за ослом? Несомненно, Христос обладал совершенным знанием, и то, что должно было произойти, было Ему открыто. Но прежде чем позавидовать и стараться вызвать в себе сходное состояние (или симулировать его, что встречается чаще), давайте подумаем, какая горькая, невыносимая участь – такое знание! Поистине нечеловеческой силой нужно обладать, чтобы ее вытерпеть. Так что давайте будем благодарить Господа за счастливое наше неведение, за то, что заглядывать в будущее мы можем либо на основании точных данных, либо – в редчайших случаях – когда получаем предостережение. А вопрос о том, как знание будущего отражается на его реализации – вопрос из вечных.

И вот оно, то самое горькое знание о будущем: «Истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня». И наперебой спрашивают потрясенные ученики: «Не я ли?». В ответ – никакого обличения: «Один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо. Впрочем, Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться».

А здесь – вопрос, который, возможно, будет разрешен на Страшном суде: вопрос о предопределенности и о личной ответственности. Вдаваться в него – занятие заведомо бесплодное, и мы от него уклонимся. Но все-таки: если уж необходимо было Сыну Божиему победить смерть таким путем, как Он это сделал, то обязательно ли было именно Иуде, ученику и сотрапезнику (последнее – немаловажная деталь) предавать Его на смерть? Здесь могут столкнуться две логики: «если я не поступлю подло, то ведь кто-нибудь все равно поступит, так какая разница, пусть лучше я получу за эту подлость свои денежки» (не так уже и ничтожна была эта сумма, раз на нее оказалось возможным купить участок земли) – «и пусть это предопределено, пусть я никак не могу спасти Учителя, но делать подлость я не буду». Нынешние апологии Иуды исходят из логики №1, абсолютизируя ее, закрывая глаза на существование логики №2. И еще тут есть нюанс: апология Иуды привлекает тех, кто не считает предательство недопустимым для себя.

Наконец, средоточие земной жизни Спасителя: учреждение таинства Евхаристии: благословение и раздача хлеба и вина: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое. сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая. Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием». Да, когда мы слышим эти слова в храме, когда мы принимаем Святые дары, мы соединяемся с Христом, еще будучи в этой жизни, и это для нас – залог и обещание жизни будущего века. Но при этом мы еще и некоторым особенным образом участвуем в последней земной трапезе Спасителя. Так побеждается время, так воцаряется Вечность, так мы становимся свидетелями того, что грань между миром видимым и Царством Божиим – для Него проницаема. А значит, Он и нас в силах перевести через эту грань.

На горе Елеонской было сказано: «Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь; ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы. По воскресении же Моем, Я предварю вас в Галилее». И ведь так и случилось. Правда, столь много было дано ученикам, столь могущественным было благодатное влияние Учителя, что они, после того как дрогнули, нашли в себе силы вернуться к верности и проповедовать Христа на всей обитаемой (тогда доступной) суше. Но эти слова о пастыре и овцах (см. Зах 13:7) сбываются с горькой неизбежностью, когда переходит в вечность какой-нибудь выдающийся пастырь. Однако рассеяние бывает не столь разительным, если этот пастырь учил любви ко Господу, а не верности общине.

А Галилея здесь – не только географическое понятие, но и образ отдаления от мира злобы и страстей, где голос Божий звучит, ничем не заглушаемый. В этом смысле Галилеей может стать для нас тот храм, в котором так хорошо молиться в круге добрых и набожных людей.

На заверение Петра в непоколебимой верности Иисус ответил: «истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня». Внимание привлекает не прозорливость Христа, которая понятна и объяснима Его Божественностью, а то, что Он сохраняет ровный, дружеский тон с людьми, неверность которых Ему открыта. Какой урок бесстрастия!

В Гефсимании Спаситель попросил учеников: «Посидите здесь, пока Я помолюсь», и удалился, взяв с Собой Петра, Иакова и Иоанна (вспомним Фавор). Охваченный ужасом и тоской, Он сказал им: «Душа скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте» и молился, говоря: «Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты».

Обычное и безусловно правильное толкование Гефсиманского моления о Чаше – молитва о том, чтобы Отец нашел другую возможность спасения мира, кроме крестной смерти. Человеку умирать страшно, – но насколько же страшнее умирать Богу. Смерть Христа – это без преувеличения мировой катаклизм, и недаром ее сопровождают затмение, землетрясение, восстание умерших праведников из гробов, наконец, повреждение завесы в Святая святых. Но есть в словах Гефсиманской молитвы и еще нечто: «не чего Я хочу, а чего Ты». В сущности, это молитва о совмещении воли Сына с волей Отца, о полном Их единстве – и о том, чтобы взятое на Себя спасение мира было осуществлено полностью добровольно. Иными словами, чтобы смерть была свободно избрана и чтобы ничто в душе не омрачало этот выбор, чтобы душа избавилась от скорби.

А ученики тем временем заснули; наверное, чтобы бодрствовать в такие минуты нужно больше благодатной силы, нежели они в себе ощущали. Хотя такое понимание и спорно: будь так, Иисус благословил бы их на бодрствование, а не просто попросил. Да и не упрекал бы, а тут упрекнул: «Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение; дух бодр, плоть же немощна». Пожалуй, можно предположить, что не телесная усталость овладела Апостолами, а духовная немощь: переполненные впечатлениями, взволнованные ужасными предсказаниями, они слишком волновались, чтобы обрести спокойствие духа, в котором совершается молитва. Их сонливость повторилась и во время второй молитвы Христа, и во время третьей, после чего Он сказал им: «вы всё еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня».

Дальнейшие события в Гефсимании исполнены драматизма, что еще подчеркивается той краткостью изложения, которую избрал для себя евангелист Марк. При этом бросается в глаза в первую очередь то, что все присутствующие, кроме Христа, исполнены страха. Да и поцелуй Иуды – это тайный знак, он же – свидетельство трусости: у предателя просто не хватает храбрости сказать: «Вот Он». А чего стоят его слова «Возьмите Его и ведите осторожно»! Эпизод с отрубленным ухом раба выразительно демонстрирует всеобщее замешательство, чтобы не сказать – панику. И среди всего этого – слова Христа, спокойные и вместе с тем разящие, уязвляющие совесть тем больше, чем более мирно они звучат: «Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания». Следует совершенно драматургическая реплика: «Тогда, оставив Его, все бежали». Бежали даже не только от стражи, а и от собственного бессилия, от стыда, превосходящего обычный: как выразительно описание юноши, завернутого в одеяло, которого ухватили воины, а он, вывернувшись и сбросив одеяло, убежал от них голым. Это тем более важное указание, что для иудейской культуры, в противоположность античной, нагота была непереносимым позором и унижением. Да к тому же библеисты полагают, что этим юношей мог быть и сам Марк, – и тогда какая же здесь сила покаяния!

. Чем больше вчитываешься в Писания, тем яснее понимаешь условность (если не ложность) деления на «мы» (хорошие) и «они» (плохие). Самый лютый грешник может покаяться и получить прощение и вечную жизнь с Богом. Но и праведник может оступиться.

Читайте также:  Что такое день благотворительного труда

Дальше — четырнадцатая глава (53-72). Из нее узнаем, почему апостол Петр расплакался, услышав крик петуха, как иудеи обвиняли Спасителя в терроризме и почему у первосвященника началась истерика во время допроса Христа.

Источник

Толкование на От Матфея 10:15

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

Толкование на От Матфея 10:15 / Мф 10:15

Иероним Стридонский (

истинно говорю вам: легче будет перенести земле Содомлян и Гоморрян в день суда, чем городу тому

Если земле Содомлян и Гоморрян [или: Гоморрянам] будет легче перенести [в день суда], чем не принявшему Евангелия городу, — и легче потому, что Содому и Гоморре не было проповедано, а этому городу проповедано, и он не принял Евангелия, — то отсюда следует, что наказания для грешников будут различны.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен (

аминь глаголю вам: отраднее будет земли Содомстей и Гоморрстей в день судный, неже граду тому

Городом обозначил также и весь. Содом и Гоморра, бывшие некогда большими и многолюдными городами, по причине крайнего разврата, были обращены в пепел сшедшим с неба огнем. Это ниспосланное Богом наказание их казалось ужаснее всякого другого, так как земля эта даже до сих пор кажется сожженной и свидетельствует о своем несчастьи.

Но теперь Христос говорит, что тяжелее будут наказаны непринимающие и неслушающие слов апостольских, потому что Содом и Гоморра не видели, подобно этим, бесчисленных чудес, и в землю их Спаситель не посылал учеников. Говоря отраднее будет земли Содомстей и Гоморрстей в день судный, показал, что и в будущем веке содомляне и гоморряне будут наказаны. Отсюда ясно, что некоторые грехи и здесь, и там будут наказываться. Поэтому убоимся и мы такой угрозы, зная, что всякий, не соблюдающий и не исполняющий того, чему научили Апостолы, очевидно не принимает их и не слушает слов их. Почему будет наказан весь город, когда не принимает один? Потому что остальные не удерживали его, видя это, так как не принимающие Апостолов публично изгоняли их.

Источник: Толкование Евангелия от Матфея.

Лопухин А.П. (1852−1904)

Ст. 15−16 истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому. Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби

(Лк. 10:3). (В славянском — и цели, яко голубие — возможно перевести чисты, целомудренны в деяниях и помыслах, как символический голубь. Прим. ред.) С этого стиха начинается новый отдел в речи. Связь этого отдела с предыдущим может заключаться в том, что Спаситель заговорил о людях, не принимавших апостолов, которые должны были оставлять их и отрясать пыль от ног своих. В дальнейших стихах Он подробнее изображает среду, в которой придется трудиться апостолам, причем, взор Его переносится от ближайшей действительности к будущим временам, и Он, так сказать, одновременно изображает настоящее и будущее. Среда, в которую посылались апостолы, была неудовлетворительна. Упоминание о Содоме и Гоморре указывает на ее низкое состояние, на понижение общего нравственного уровня, при котором было возможно все, о чем говорит Спаситель дальше. Когда ученики войдут в эту среду, то от них могут потребоваться всевозможные жертвы. Таким образом, взору Спасителя, с одной стороны, могли представляться овцы, не имеющие пастыря, а с другой — мир, полный греха, злобы и ненависти. Об овцах теперь как бы забывается, и все внимание сосредоточивается на волках, среди которых должна была происходить апостольская проповедь. Если бы повсюду были только овцы, то для апостолов не было бы никакой опасности; но так как овец окружают волки, то апостолы встретятся с большими опасностями. Подтверждение такого толкования встречаем в словах Иоанна Златоуста: “Он начинает говорить уже и о тех бедствиях, которые имели их постигнуть, и не только о тех, которые должны были постигнуть вскоре, но и о тех, которые имели последовать по прошествии многого времени, и таким образом заранее приготовляет их к брани против диавола”.

В следующей части предложения образы сменяются — апостолы, с одной стороны, среди волков должны быть по-прежнему овцами, но с другой и превращаться в змей.

“Благочестивые часто представляются нечестивым под видом змей, и таким образом побеждают древнего змея” (Бенгель).

Мудрость змеи вошла в пословицу еще, вероятно, со времени рассказа о грехопадении. На самом же деле змей, по-видимому, вовсе не так мудр, как сообщается о нем в Библии и, в частности, в Евангелии. В Быт. 3:1, евр. арум LXX переводят словом όφις, такое же слово употреблено и здесь в Евангелии. Оно не значит непременно животное, выдающееся пред другими по уму. Из естественной истории известно, что, например, слон и собака гораздо умнее всякого змея. Поэтому думают, что слово, переведенное “мудры”, неточное, особенно в настоящем приложении. Греческое слово больше обозначает благоразумие относительно своей собственной безопасности, а не умственную или нравственную мудрость (греч. σοφός употреблено φρόνιμος = prudens). Здесь ссылка на действительную или мнимую осторожность или хитрость змеи во время опасности. Поэтому повеление лучше перевести так: будьте столь же осторожны, как змеи. Спаситель не говорит: будьте мудры, как лисицы, хитрость которых заключается в том, что они обманывают других; но как змеи, политика которых заключается в защите самих себя, а не в хитрости ради своей безопасности. В деле Христа мы должны быть мудры настолько, чтобы не навлекать без нужды бедствий на свои головы.

Слово (просты) ακέραιος производят от ά и κεράννυμι. Таким образом, ακέραιος значит “несмешанный”, “чистый”, и в таком значении это слово употребляется, например, о металлах для обозначения их чистоты и отсутствия в них каких-либо примесей. По значению в переносном смысле слово сходно с лат. sincerus, или с греч. “чистый сердцем” (5:8) и простой (απλούς — 6:22). В этом смысле оно несомненно употреблено и в посланиях к Рим. 16:19 и Флп. 2:15. Некоторые древние кодексы заменяют слово ακέραιοι словом απλούστατοι.

Источник: Толковая Библия.

Троицкие листки

истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому

Истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской, не слышавшей проповеди спасения, в день суда, в тот последний великий день, когда Я буду судить миру всему, нежели городу тому или веси той, не восхотевшим принять слово спасения, ибо Содомляне руководились только совестью, а этим яснее и полнее возвещена вами воля Божия, поэтому кто вас не послушает, тот окажется виновнее Содомлян. Притом же Содомляне, уже наказанные за свое беззаконие здесь, там будут наказаны легче. Отсюда видно, замечает толковник, что некоторые грехи и здесь и там будут наказываться. Поэтому убоимся и мы таковой угрозы, зная, что всякий, не соблюдающий и не исполняющий того, чему научили апостолы, очевидно не принимает их и не слушает слов их. И что особенно страшно: наказывается весь город или все селение, хотя не принял проповеди один дом; это потому, что остальные не удержали его, видя его поступок, ибо не принимающие апостолов изгоняли их публично.

«Заметь, — говорит святитель Златоуст, — что Господь не все дарования дает апостолам, ибо не дает им еще предведения, чтобы могли узнавать, кто достоин и кто недостоин, а велит изведывать и дожидаться, что покажет опыт». Нуждаясь в необходимом, они должны были невольно смиряться, как несовершенные. Господь хотел, чтобы апостолы славились не одними чудесами, но еще более чудес своими добродетелями. Это знали и лжеапостолы, поэтому Павел и говорит: «дабы они, чем хвалятся, в том оказались такими же, как и мы» (2 Кор. 11:12). Объясняя это место Святого Евангелия от Матфея, святитель Иоанн Златоуст, как пастырь и преемник апостолов, обращается к своим слушателям с таким назиданием: «Церковь есть общий для всех дом, куда мы (пастыри) входим за вами по примеру апостолов и по тому же правилу всех вообще приветствуем миром. Итак, никто не будь нерадив, никто не будь рассеян, когда священники входят и приветствуют: потому что за это угрожает немалое наказание. Когда я скажу: «мир вам», вы скажите: «и духови твоему», — скажите не голосом только, но и сердцем, не устами только, но и духом. Иначе, если ты здесь скажешь «и духови твоему мир», а выйдя будешь меня презирать и злословить, то что это за мир? Впрочем, хотя ты и будешь меня всячески злословить, я даю тебе мир от чистого сердца, с искренним расположением, ибо у меня отеческое сердце». «Смиренный и искренне желающий спасения, — говорит Филарет, митрополит Московский, — слушает и посредственного наставника, и успевает в добре; а кто по самонадеянности или рассеянности пренебрегает обыкновенным наставником, тот едва ли пользуется и превосходным. Желайте искренне душеспасительного наставления; расположитесь принять его с верой; силен и верен Бог, желающий всем спастись, и через недостойного наставника преподать вам совершенное наставление», подобно тому, как некогда Он возвестил волю Свою через безсловесную ослицу Валаамову…

Источник

Воскреснут из гробов (Евангелие от Иоанна, 5-6 главы)

25 Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут.
26 Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе.
27 И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий.
28 Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия;
29 и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения.
(Ин 5:25-29).

Иисус говорил о том, что люди, мертвые во грехе, услышат Его голос и оживут. Он также добавил, что Ему была дана власть производить суд.

Затем Он сказал: «Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, И изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» [Ин 25:28-29].

По сути дела, Иисус говорил: «Если вас изумляет то, что люди услышат Мой голос и восстанут от смерти во грехе, пусть вас это не удивляет, потому что наступит время, когда Я заговорю, и все люди, находящиеся в гробах, злые и добрые, выйдут из своих могил».

«Гробы» в данном тексте это перевод слова mnemeiois , формы от mnemeion, которое означает «место погребения», то есть, могилу, склеп, гробницу и т.п.

В своей основе это слово имеет mneme «поминовение; воспоминание» и mnaomai «помнить; напоминать».

В Евангелии от Иоанна 5:28 Иисус имел в виду гробы в буквальном значении. Сказанное Иисусом доказывает, что все мертвые, нечестивые и праведные, будут воскрешены в одно и то же время.

Некоторые люди говорят, что праведные из числа умерших воскреснут, и затем, тысячу лет спустя, будут воскрешены нечестивые. Но такого учения нет в Библии.

Иисус четыре раза повторил, что праведные из числа умерших будут воскрешены «в последний день»:

39 Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день.
40 Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день.
(Ин 6:39-40).

44 Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день.
(Ин 6:44).

54 Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.
(Ин 6:54).

Если нечестивые из числа умерших будут воскрешены через тысячу лет после воскресения праведников, это означает, что праведники не могут быть воскрешены «в последний день».

Если после воскресения праведников пройдет тысяча лет, тогда день воскресения праведников не будет последним днем, ведь тысяча лет это примерно, при грубом подсчёте, 365 тысяч дней!

Источник

От Иоанна святое благовествование, глава 6 Иоанна, гл 6

После сего пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими. Приближалась же Пасха, праздник Иудейский.

Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что́ хотел сделать.

Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу.

Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?

Иисус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, раздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели.

Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир. Иисус же, узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один.

Когда же настал вечер, то ученики Его сошли к морю и, войдя в лодку, отправились на ту сторону моря, в Капернаум. Становилось темно, а Иисус не приходил к ним. Дул сильный ветер, и море волновалось. Проплыв около двадцати пяти или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающегося к лодке, и испугались. Но Он сказал им: это Я; не бойтесь. Они хотели принять Его в лодку; и тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли.

На другой день народ, стоявший по ту сторону моря, видел, что там, кроме одной лодки, в которую вошли ученики Его, иной не было и что Иисус не входил в лодку с учениками Своими, а отплыли одни ученики Его. Между тем пришли из Тивериады другие лодки близко к тому месту, где ели хлеб по благословении Господнем. Итак, когда народ увидел, что тут нет Иисуса, ни учеников Его, то вошли в лодки и приплыли в Капернаум, ища Иисуса. И, найдя Его на той стороне моря, сказали Ему: Равви́! когда Ты сюда пришел?

Иисус сказал им в ответ: истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог.

Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии?

Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал.

На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что́ Ты делаешь? Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: «хлеб с неба дал им есть».

Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру.

На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб.

Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете. Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет; и приходящего ко Мне не изгоню вон, ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца. Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день. Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день.

Возроптали на Него Иудеи за то, что Он сказал: «Я есмь хлеб, сшедший с небес». И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: «Я сшел с небес» ?

Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою. Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день. У пророков написано: «и будут все научены Богом». Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне. Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога: Он видел Отца. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живой, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.

Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою?

Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцом, так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей‐то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек.

Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме.

Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?

Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого, восходящего туда, где был прежде? Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь. Но есть из вас некоторые неверующие. (Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его.) И сказал: для того‐то и говорил Я вам, что никто не может прийти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего.

С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним.

Тогда Иисус сказал Двенадцати: не хотите ли и вы отойти?

Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни, и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живого.

Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас — диавол. Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из Двенадцати.

Источник

Истинно вам говорю наступают последние дни
Adblock
detector